Сексология онлайн 2024 Телесно-ориентированная терапия, Онлайн 2024 Гештальт, Одесса, 2023 Психосоматика, Онлайн 2024
view counter

Как работает эмоционально-образная терапия?

В отличие от классической психотерапии, которая предлагает длительный путь для решения проблем, эмоционально-образная терапия (ЭОТ) за один-два сеанса способна избавить от панических атак, фобий и даже от болезней тела!
Я предлагаю вашему вниманию интервью с моим учителем, автором метода – кандидатом психологических наук Николаем Дмитриевич Линде, в котором он сам рассказывает о своем научном открытии.

Психика управляет физикой

– Николай Дмитриевич, как остеопат и краиносакральный терапевт, я работаю целостно с системой человека (в основе терапии лежит работа с ликвородинамикой). И знаю, что тело – как ребенок – никогда не врет, как и бессознательное. Мой профессиональный поиск привел меня к изучению эмоционально-образной терапии, поскольку я понимала, что нерешенные внутриличностные конфликты психики вытесняются на тело, и в телесно-ориентированной терапии я имею дело с последствиями.

Мне важно было найти метод, который позволяет очень точно выйти на первопричину, на первичную травматическую фиксацию и освободить ее. Мне кажется, вы создали новую гениальную технологию.

Подобно тому, как полупроводники были открыты уже сто лет назад, а компьютеры появились в результате технологического прорыва, так и вы, взяв лучшее из психоанализа, транзактного анализа, гештальт-терапии, символдрамы, создали новую гениальную технологию, целостный метод, с глубоко гуманистической философией и динамическим действием, в результате которого происходит высвобождение замороженных, застывших травм из мира подсознательного без срока действия.
Что побудило вас к этому открытию, была ли какая-то личная история?


– У меня все время было желание вскрыть философский камень самой психологии, советская психология меня совсем не удовлетворяла. В семье у меня все физики, а физика построена на том, что всегда есть четкая материальная причина явлений, и психику все старались вывести из материи, и от этого у меня внутри все «скрипело». Но ведь тогда человек совершенно не свободен, во всем предсказуем. А где моя воля, свобода? И я искал. Занимаясь психологией в лаборатории, которую вел сам Алексей Николаевич Леонтьев (первый декан факультета психологии МГУ), я встретил там своего будущего учителя йоги, благодаря которому я понял, что понятие энергии это не химера, я почувствовал ее реальность! Вскоре мне посчастливилось обучаться у немецких специалистов по гештальт-терапии, и я понял: вот оно – то, чем я хочу заниматься!

Моя первая идея была проста: как через ментальные образы, через мысленные воздействия повлиять на состояние физики, на тело человека. Доказать, что не психика есть производная физики, а физика может зависеть от мысли. И это мне удалось! Это самое главное в моем методе.

Я стал придумывать медитации, в которых можно слышать, как звучат части тела, его музыка. Как эти образы выглядят, как светятся, если смотреть на них.

Я проводил исследования, и результаты были сходны у разных людей: например, если человек слушает, как болит рука, нога, или голова, то она звучит обычно как противный скрип или скрежет. И если этот звук как-то мысленно наладить, или просто даже внимательно его слушать, то происходит чудо. Звук начинает быть более гармоничным, приятным, а боль проходит. И это меня потрясло!

Особенно меня потряс тот факт, что можно нюхать, как пахнет боль твоего сердца, и боль проходит! Впервые я это испытал на собственной жене. У нее случился сильнейший сердечный приступ на даче. Я впервые видел такой сильнейший приступ: она стала зеленого цвета, мне надо уезжать на работу, а у нас еще маленький ребенок. На дворе – 1992 год, скорую вызвать невозможно (тогда не было мобильных), корвалол не помогает – ужас! И я ей сказал: «Нюхай, как пахнет боль твоего сердца! – Она вначале сопротивлялась: «Это такая ужасная вонь! Я нюхать это не буду!» А я говорю: «Нюхай, я тебе приказываю!»

И она стала обонять этот противный запах: сначала он даже резко увеличился, и буквально через минуту он стал слабеть, а потом стал уменьшаться, и за три минуты он просто весь исчез. И вместо вони она ощутила запах свежести и как будто легкий ветерок в теле. Цвет лица стал розовый, она полежала еще пять минут на диванчике, и все стало хорошо. Прошло уже 30 лет – больше никогда рецидивов не было!

Потом я применял этот метод с самыми разными людьми. Однажды смотрю, гардеробщица в институте хватается за сердце, говорит, сменщицы нет, таблетки нет, не могу пошевелиться. Я говорю: «Послушайтесь меня, я психотерапевт. Нюхайте, как пахнет ваша боль? И боль прошла!».

Я был потрясен этим открытием! Я считаю, что этот феномен необходимо исследовать. Ведь это фантастично! Мои ученики также стали применять этот метод, и уже есть десятки, сотни случаев исцелений.

Этапы развития метода

Работая с образами чувств, я понял, что с образом можно говорить, установить добрые отношения.

Примитивный подход, который используют некоторые «специалисты»: уничтожить пугающий образ, сжечь его, сломать, – это не выход.

Потому что даже страшные образы – это способ самозащиты, как говорил Фрейд. Так устроены защитные механизмы психики: человек скрывает от себя правду, прячет ее, вместо того чтобы разобраться. А если проявить к этому образу добрый чувства, например, погладить и сказать, что он хороший, – образ превращается в несчастного внутреннего ребенка.

Я понял, что эти образы собственных чувств связаны с огромным миром бессознательного, и поэтому они как раз говорят правду, в отличие от сознания, которое-то и лжет. Бессознательное не лжет, с ним можно поговорить через образы! И тогда можно найти подходящий способ, чтобы решить скрытый за этим конфликт.

Очень сильное впечатление на меня произвела теория Вильгельма Райха (ученик Фрейда, основатель телесно-ориентированной психотерапии), о том, как в теле блокируется энергия – энергия этого чувства! Возникают мышечные спазмы, чтобы подавить чувства и эмоции, объявленные опасными: гнев, сексуальное влечение, и пр. Наши чувства – это и есть энергия разного качества. Когда ты злишься, то это энергия, которая толкает тебя на то, чтобы драться. А если ты любишь, то на то, чтобы обниматься. А когда человек подавляет свои чувства, наступает депрессия, апатия. И, соответственно, освободив заблокированные эмоции, человек возвращается к жизни, энергия из него бьет ключом.

Осознания недостаточно!

Мои открытия были созвучны и являлись логичным продолжением открытий Зигмунда Фрейд, теории Эрика Берна, оказалось наша техника может использовать идеи самых разных направлений.

Сначала образы мы видели в теле. Потом я понял, что образы гораздо лучше высаживать на стул – это тоже было великое открытие и резко стимулировало развитие метода.

Вместо того, чтобы бороться с образом (или заглушать негативный симптом), надо просто посадить это образ рядом на стул и с ним разобраться.

Например, если болит голова, кипит наш «разум возмущенный», то возникает образ кипящего в голове чайника. Но это же просто метафора, бессмысленно работать с самим чайником, надо работать со злостью. Выяснять, почему кипит твоя голова? На кого ты злишься? С каких пор злишься? И как прекратить злиться? И это привело ко многим открытиям. Например, я считаю, что мы совершили настоящий переворот в психологии, разработав методологию, как работать с гневом. У меня целая глава посвящена этому в учебнике.


– Да, методология работает с гневом парадоксально и изящно! Хочу поделиться своим опытом. Обратилась старшеклассница: девушка хорошо учится, но много теряла энергии в школе и сразу начинала болеть: у нее хронический фарингит, сколиоз (диафрагма спазмирована). И она рассказала, что очень болезненно реагирует на громкие резкие крики в школе, при этом чувствует волнение, раздражение, обиду, на глаза наворачиваются слезы.

Я предложила ей представить, где и как в теле эти эмоции ощущаются, и у нее из горла вышел образ комка шерсти. Тогда я предложила образу выразить все свои эмоции через звук, на полную громкость. К удивлению девушки вскоре звук превратился в рычание, и комок шерсти трансформировался в львицу!

Львица предстала как тотемное животное, и девушка впервые легализовала свой подавленный гнев, вошла с ним в контакт. У нее сразу повысился уровень энергии, посещение школы стало приятным и веселым. Теперь она не вздрагивает от криков одноклассников, а вместе с ними может посмеяться, а иногда и рыкнуть. Это позитивно отразилось на здоровье! Результат устойчивый.

20 минут работы в ЭОТ сделали то, что не удавалось сделать за 10 лет учебы – повысить стрессоустойчивость и иммунитет.


– Вот до чего не дошел Фрейд: он считал, что осознания достаточно. И если чего-то не изменилось у человека в его неврозе, то надо дальше осознавать. И так пятнадцать лет на кушетке. А мы считаем, что надо что-то сделать, причем внутри себя сделать, т.е. повлиять на первопричину. А для этого надо понять, как устроен конфликт. И тогда устранить его можно просто и изящно.

Основная идея нашего метода состоит в том, что поведением человека управляют эмоциональные состояния. И когда они негативные, это создает проблемы. Их нужно проанализировать с помощью образов этих состояний. И потом на них можно воздействовать с помощью этих образов. Задача состоит в том, чтобы решить скрытый конфликт психодинамически.

История про зеленого дракона

Приведу ставший уже хрестоматийным пример. Пришел ко мне один мужчина, и говорит: «У меня порча». Оказывается, он обошел половину экстрасенсов города, никто порчу с него не снял, он истратил кошмарное количество денег, и в отчаянии пришел к психологу.

Спрашиваю его:

– Скажите, почему вы считаете, что у вас порча?

– Ну у меня все время болит в груди. В сердце особенно. Исследования показывают, что совершенно здоров, но постоянно что-то терзает. Что же это может быть еще, как не порча?

– Ладно, я вам помогу, только вы представьте, что эта порча сидит здесь перед вами на стуле, как она выглядит?

– Ой, это такой страшный зеленый дракон, у него когти, зубы, крылья, и он, сволочь такая, рвет мне все в груди. Я бы его просто убил бы, изгнал бы, но сил не хватает. Помогите, Николай Дмитриевич.

– Хорошо, я вам помогу, но сделайте ровно, что я вас прошу. Это для эксперимента. Мысленно протяните руку, положите на лоб дракона, погладьте его и так нежно скажите: «Я знаю, ты хороший». Что тогда происходит?

– Ой, говорит, дракон почему-то заплакал.

– Раз дракон заплакал, значит, мы на верном пути, продолжайте его гладить, и говорить ему, что он хороший.

И через несколько манипуляций дракон превратился в плачущего мальчика. Заметьте, мы не манипулируем образами. Образы меняются и вскрывают свое истинное содержание в результате проявления чувств. Поэтому мы продолжали работу с образом.

– Узнайте, отчего мальчик плачет?

– Да чего тут узнавать, я и так знаю, потому что мама не любит. Меня мама никогда не любила. И я даже ее недавно спросил, мама, ну почему ты меня никогда не любила? А она мне говорит: «Понимаешь, сынок, меня тоже в детстве не любили, у меня образовалось ледяное сердце, и я не могу тебя любить». С тем я и ушел.

– Ну так значит, это не порча, это несчастный внутренний ребенок, который страдает от материнской нелюбви. Мы поняли, что дракон – это вы. И вы его еще хотели убить, изгнать, это жестоко. А вот теперь он превратился в плачущего мальчика.

– А что же делать?

– Придется вам полюбить этого мальчика.

– Как это, почему это я?

– А кто еще? Маму ждать? Маму не дождешься. Остаетесь вы. Давайте.

Тут в человеке идет внутренняя борьба, мы понимаем, что человеку надо простить и принять самого себя, и тогда у него все уравновесится. И я подсказываю, какие слова нужно сказать образу внутреннего ребенка: «Ты это я, я это ты, мы с тобой одно целое, я тебя люблю больше всех на свете, ты всегда будешь в моем сердце. Я тебя принимаю полностью, я из тебя вырос и я не буду тебя отвергать». Тогда он заулыбался. Но этого недостаточно. И я веду клиента дальше достаточно директивно, потому что знаю, что надо процесс завершить до конца, не бросать на полпути. И я не буду морочить его целый год, чтобы он сам догадался. И клиент говорит о своей любви к внутреннему ребенку, пока не видит, как образ начинает доверять, а потом бросается ему на шею, а затем как будто в тело и соединился с клиентом. Это фантастический процесс! И вот в этот момент принятия своей отвергнутой части, своего внутреннего ребенка и страдания исчезают.

Я уточняю: «Что вы чувствуете? – и клиент говорит: Скажите, а я не сойду с ума от счастья?» И тут он осознал, что порчи нет. Это был для него шок. Мне его было даже немного жаль, потому что он 20 лет лечился от несуществующей порчи, истратил кучу денег, а тут час поработал у психолога, и произошел переворот мировоззрения!


– Такие глубокие внутренние трансформации происходят, и впервые человек учится не отталкивать, а принимать себя. При кажущейся простоте работы это очень глубинно – соединиться с самим собой. Ведь исцеление – это и есть соединение в целостность разрозненных частей!


– Да, в результате подобной работы мы влияем на глубинную причину конфликта. Внутри нашей личности есть ядро, кто-то называет это Душой, Юнг называл это Сущностью. И вот наша глубинная Сущность влияет на наше эмоциональное состояние, состояние, в свою очередь, предопределяет наши инсайты, инсайты предопределяют наши мысли, мысли предопределяют поведение. То есть самое действенное – влиять на первопричину, а не на поведенческие паттерны: изнутри наружу идет исцеляющий процесс, а не наоборот. Воздействие на следствие – это симптоматическое лечение.

Разжать кулачок

Очень часто человек страдает оттого, что не может достичь желанной цели.

Возникает некое препятствие, которое может быть реальным или воображаемым, и в этом тупике человек может находиться годами.

Для объяснения этого психологического тупика я рассказываю, как в Индии ловят обезьян. Охотник в тыкве вырезает дырочку и кладет внутрь приманку. Обезьянка запускает кулачок в тыкву, хватает приманку, а кулачок уже обратно не вылезает. И она не может догадаться, что нужно разжать кулачок. Так и человек. Схватил какую-то цель – и держится за нее. А потом говорит: «Так не доставайся ты никому!» По сути это причина всех психологических проблем. Человек фиксируется на какой-то цели и не может оторваться. И я исследовал: почему, каков механизм этой фиксации?

Ответ оказался гениально прост. Дело в том, что человек инвестирует в эту цель какие-то части своей личности и чувств, и поэтому он привязан. А если он заберет эти части своей личности (а он может это сделать), тогда все будет хорошо, и он освободится.

Тогда мы стали успешно применять этот метод возвращения эмоциональных инвестиций, особенно к случаям несчастной любви. Оказалось, это великолепно работает! Вот девушку бросил молодой человек, и два года она страдает. Мы обнаружили, что ее держит. А держит ее собственное сердце, которое было отдано молодому человеку. Да-да, эти образные выражения обладают энергетическим зарядом. Когда она забрала это сердце себе, то тут же почувствовала, что она свободна. Теперь она может не страдать, и даже полюбить со временем кого-то другого. Потому что сердце ее свободно.

Вот так работает метод эмоциональных инвестиций. Это настоящий прорыв в психологии. И хотя подобные идеи были еще во времена Фрейда, они так и остались идеями, они не привели к созданию метода.

Этот метод он оказался применим не только для несчастной любви, но и для многих тем.

Стоп, паника!

Панические атаки, количество которых сейчас резко возросло и их подавляют антидепрессантами, в нашей практике лечатся за один-два сеанса. У меня было очень много таких случаев. В основе один и тот же конфликт: человек отвергает какую-то часть своей личности. Как правило, внутреннего ребенка. Он отвергает, и тогда у него паника. А когда он принимает, паника тут же проходит!

Вот пришла ко мне девушка, и говорит: «Я три года лечусь, и какие лекарства ни принимаю, я все время в страхе, вот у меня даже руки все время дрожат. Я так боюсь сойти с ума… Вы мне можете сказать, что я не шизофреник?»

Я говорю: «Любую бумагу подпишу, что вы не шизофреник.

Давайте посмотрим: представьте, вот тут на стуле сидит сумасшедшая Марина, какая она?» – «Ой, она такая жуткая, у нее такие патлы, у нее такие когти, она такая злобная, я ее так боюсь, она может повредить кому-нибудь, моему ребенку даже (девушка замужем)». Я говорю: «Знаешь что, прими ее как часть своей личности. Она говорит: «Да вы что, я же стану тогда такая злобная, такая жуткая, я так этого боюсь». Я говорю: «Знаешь, дорогая, хуже уже не будет. Так что принимай. Повторяй за мной: «Ты это я, я это ты, мы с тобой одно целое»… И она послушалась. И как только она приняла себя, ее руки, которые ходуном ходили, спокойно легли. И голос изменился, стал не тревожным, а спокойным. И я ей объяснил, что вся проблема в том, что ты борешься сама с собой. Позднее стало понятно, почему она боролась сама с собой. Потому что ее папа, когда выпивал лишнего, становился совершенно неуправляемым, диким, и она боялась быть такой же сумасшедшей, как ее папа. И поэтому отторгала уже заранее свою сумасшедшую часть и считала себя потенциально сумасшедшей, но на самом деле ничего этого не было. И только когда полностью приняла себя, тут же успокоилась».

Еще интересный пример. Однажды ко мне обратилась за консультацией женщина-психиатр в звании доктора медицинских наук: у нее были депрессивные моменты и тревожность. Она сразу заявила, что ее тревожность эндогенного происхождения (эндогенное – значит, по каким-то невыясненным внутренним причинам возникает, словечко удобное, но ничего не говорящее) и вы мне это не вылечите.

– А откуда вы знаете, что это у вас эндогенное? А может быть, это когда-то давно что-то произошло, просто вы не выяснили? Расскажите, как вы испытываете тревогу.

– Ну вот утром просыпаюсь, ничего еще не произошло, а меня уже колотит тревога. Конечно, это эндогенное.

– Представьте, на что похожа ваша тревога, которую вы испытываете каждое утро.

– Ой, я почему-то вижу маленькую девочку трех лет, и она стоит посреди комнаты.

И у клиентки лицо меняется.

– А что происходит с девочкой?

Она немеет…

– В комнате папа с мамой ругаются, чуть не убивают друг друга.

И так было каждый день. То есть мама с папой ругались бешено, а девочка боялась, что они действительно поубивают друг друга, и она останется одна.

– Вот где причина! То, что было 40 лет назад, до сих пор таится в вашей душе. Каждое утро вы просыпаетесь, и в вас просыпается этот маленький ребенок, который думает, что сегодня они опять будут ругаться. Ну-ка подойдите к этой девочке, обнимите ее, скажите: «Я с тобой, я никогда тебя не брошу, ты очень хорошая!».

И это воображаемое действие меняет ситуацию, меняет конфликт.

– Девочка та меня обняла, ей со мной хорошо.

– А вы что?

– И у меня тревога ушла.

– Ну вот. На самом деле, не родителями надо заниматься, а девочкой. А теперь знаете, я вам скажу еще одну жуткую вещь, но вы сделайте, пожалуйста. Посмотрите на ваших родителей и скажите им в своем воображении: «Что вы так плохо ругаетесь? Да поубивайте вы друг друга в конце концов! Надоели уже со своими ссорами!

Она сказала, и увидела, что родители опустили руки, отошли от друг друга и перестали ругаться. Как это может быть? Очень просто: потому что вы 40 лет все время их разнимаете, а чтобы разнимать, они должны драться. А если вы перестали их разнимать, то им нет смысла драться. Это ваше воображение. Реальные родители давно уже не дерутся. Она была совершенно потрясена, и у нее все тревоги ушли.

И конечно, поскольку это противоречит какой-то физикалистской картине мира, люди принимают это с трудом, но на самом деле это работает. И я должен отдать должное нашим предшественникам, это же первым Зигмунд Фрейд сказал, что эмоциональная проблема может храниться в бессознательном мире человека пожизненно. Она живет там, все время существует и, соответственно, влияет. А человек даже не понимает, отчего у него тревога. И надо найти и исцелить этот старый конфликт.

Понять, в чем конфликт, а не глушить нейролептиками!

Одна моя ученица столкнулась с потрясающей историей, которая произошла с 6-летним ребенком. Мальчик стал дома поджигать вещи и прятать в шкаф. Ну и психиатры, недолго думая, прописали ему серьезные нейролептики, под из воздействием которых у ребенка пошли галлюцинации, и его быстро положили в клинику. А моя ученица сразу задала правомерный вопрос, который не догадались задать психиатры: «А было ли что-то до этого, связанное с огнем?» И мама рассказала: «Да, за полгода до этого была ситуация, когда вспыхнул пожар в доме, и было очень опасно, задымление, выйти на лестничную клетку было невозможно, спасались через окно». И спустя какое-то время после этого инцидента ребенок стал поджигать вещи. Так он отрабатывал свой стресс. И за это его нельзя было ругать или класть в психиатрию. Психолог сказала: «Забирайте его срочно под расписку и выводите с помощью капельницы всю эту химию, которой его напичкали». Так мама и поступила, и мальчик стал нормализоваться. И они вместе придумали, что же делать для отыгрывания стресса у ребенка. И придумали: взять металлическое ведро, чтобы он поджигал какие-нибудь тряпки в этом ведре, а потом заливал сам же водой».

И когда это стали делать, мальчик говорит: «Я и не хотел поджигать, я хотел тушить!» Он хотел победить огонь, а вместо этого стали его «тушить» с помощью нейролептиков. Неучет психологических факторов порой ведет к ужасным последствиям. Вот так и спасли ребенка. История еще свежая, но мальчик нормальный, адекватный, и идет на поправку.

Природа невероятно мудра. А эта теория, что у тебя «мозг сломался», и надо его деятельность лекарствами подавлять, совершенно неправильная и вредная. Психика работает на самом деле идеально и закономерно. Просто эти закономерности надо понимать. Тогда и помочь по-настоящему можно.

– Как и с телом: симптом всегда подсказывает, что не в порядке, чтобы обратить внимание и разобраться с этим.

Я надеюсь, что наша точка зрения будет принята, и чем больше будет принята, тем больше будет хороших случаев успешной помощи. Потому что мне удалось создать школу, и у нас много талантливых учеников и талантливых преподавателей, и дело наше расширяется.

Нобелевка за лечение астмы

В моей практике много успешных случаев лечения астмы как психосоматического заболевания. Астма – это результат холодности матери к ребенку и моя практика в большинстве случаев это подтверждает.

Приведу пример. Однажды я проводил семинар по психосоматике для психологов, и одна участница говорит: расскажите, как лечить ребенка с астмой. У меня ребенку 5 лет, и он уже не может без ингалятора обходиться.

Я говорю: «Ну ребенок-то где, как я буду работать?» Ребенка нет. – «Но вы же заявили, показывайте!» Я немножко в душе возмутился, но говорю, ладно, давайте через вас. Проблема матери и ребенка, конечно, связана, поэтому мы можем работать с психологическими причинами детей через родителей.

Я говорю: «Представьте, здесь, на стуле, сидит ваш сын Вова. Пересядьте на этот стул, станьте Вовой». И обращаюсь к ней: «Вова, посмотри, – там, на том стуле, осталась твоя мама Лена. Как она выглядит?» – «Ой! она аж побледнела – я не знаю, почему, но мама Лена – это снежная королева!

Попадание в десятку. «Ну тогда возвращайся на свой стул и объясняй, почему ты снежная королева?» Ну тут она начинает, как говорится, тормозить. Ну я уже догадываюсь, говорю:

– Ну, наверное, с мужем развелась?

– Развелась.

– Сын, наверное, похож на мужа?

– Похож.

– И ты его сердцем не принимаешь?

– Не принимаю. Но дело еще хуже. Я вообще мужчин не принимаю, потому что обижена на отца.

Стали разбираться с отцом. Выяснилось, что отец обижал маму, страшно ей изменял. Она тогда в результате отторжения отца не смогла построить свою женственность. Это тоже было важное для меня понимание, что женственность и мужественность – они друг друга поддерживают, для того, чтобы в женщине развилась женственность, нужно, чтобы был сильный мужчина рядом. Все это мы прорабатывали в течение часа, было пролито много слез, все это было очень драматично, но закончилось благополучно. Она простила мужа, приняла сына, стала доброй мамой. Ну просто хеппи енд. На следующий день она вернулась на занятия (у нас трехдневный семинар был) и говорит:

– Вы знаете, меня целый день трясло и колбасило, и я хочу повторения.

И мы еще раз прокрутили все это уже с меньшими слезами. А через полгода она явилась ко мне в мастеркласс, говорит, хочу учиться, потому что с тех пор мой сын ни разу не кашлянул. И мы выбросили ингалятор. И даже когда под Москвой горели торфяные болота, и все астматики поступали в стационар, у нас он ни разу не кашлянул. И врачи меня терроризировали, когда же вы в стационар пойдете. Я говорю, не пойдем в стационар, и ингалятор мы выбросили. А они, да вы что, он умрет! Но он жив и здоров!

И с тех пор у меня было еще несколько случаев астмы, все успешно вылечены.

Сравнительно недавно мы работали с одной моей ученицей, которая попала в клинику с астмой. Ее врач сказал: «Ну если вы вылечите астму психологически, вам нужно нобелевку получать». Астму мы вылечили, поэтому я ей теперь периодически говорю: «Ну что, поехали нобелевку получать?»

Мы выявляем и удаляем психологическую причину, и астма проходит. И таких случаев немало. Аллергии так же проходят. Это все переворачивает мировоззрение. И это самое главное наше преступление.


– Мировоззренческая база метода ЭОТ изложена вами в «Психологических сутрах». На мой взгляд, очень актуальна концепция мужественности и женственности, потому что в мире сейчас извращены эти базовые понятия…


– Это очень важно, на неверном понимании этой темы расцветают тысячи конфликтов. Женщины часто говорят: «Муж не меняется». А я им отвечаю: «Надо посмотреть, а может быть, в жене что-то не то?» И оказывается, что в ней действительно не хватает женственности, она сама как мужик и с мужем борется. А два медведя в одной берлоге не живут. А когда женщина меняется и позволяет себе проявлять женственность, то мужчина даже пить перестает, были такие случаи.

Бессознательное знает все ответы, и через образы нас приводит к истине: так мы научились использовать ресурсы нашего бессознательного. Фрейд говорил, что анализ сновидений – это царская дорога в психотерапии, а мы создали другой вариант, когда человек с помощью терапевта исследует свои спонтанно возникающие образы. Мы устанавливаем причину, ведем сократический диалог, наш главный вопрос: «зачем?», и так доходим до истины. Важно разобраться, по образам составить картину – сначала на уровне гипотезы, которую обязательно нужно проверить, подтвердить, – это тонкая работа, которой нужно системно учиться.


– В сознании многих молодых людей много хаоса, и очень важно возвращаться к тем истокам, по которым живет наше бессознательное, и здесь «Психологические сутры» дают важную базу для понимания правильного мироустройства.


– Мы сталкиваемся с определенным идеологическим противодействием. Современные движения ЛГБТ считают, что в человеке генетически задан гомосексуализм, но я абсолютно не верю в это. Мой опыт работы с клиентами гомосексуальной наклонности подтверждал, что это не результат генетической предрасположенности, а прижизненно сформированная травма. Например, мальчик был психологически кастрирован женщиной: мамой или старшей сестрой, и после этого он не может любить женщину. А либидо-то есть, куда-то его надо направлять, вот поэтому и возникает гомосексуализм. Но чтобы это доказать, нужно очень большое исследование провести.

Я думаю, по нашим дорогам тысячами пойдут другие люди, потому что поймут, как это здорово, как это можно использовать.


– В христианстве говорят: «человек создан по образу и подобию». Так человек приходит в мир с качеством безусловной любви (по образу), а затем в результате травматического опыта происходит расщепление личности. И уже через осознанное решение своих жизненных вопросов мы проходим путь от разделения к целостности (подобию). Мне кажется, эмоционально-образная терапия как путеводная нить на этом пути.


– Иногда во время наших занятий мы делаем открытия, которые приводят нас к некоторым новым философским выводам. Или мы подтверждаем некоторые вещи, о которых говорили просветленные, йоги. И это изумляет, вдохновляет, и совершенно переворачивает восприятие.


– Идея автономности личности мне очень нравится, это то, что было утеряно, и для многих становится инсайтом.


– Не хочется о грустном, но это было целенаправленно вытравлено. Нас всегда приучали к коллективности. Конечно, человек – это социальное существо, но все-таки автономия обеспечивает возможность создания чего-то нового, творческого, самостоятельного. Как шутил Козьма Прутков: «Некоторые люди подобны колбасе, – чем их начинят, с тем они и ходят». И хочется быть не просто продуктом для этой начинки. В советское время главной была теория, что коллектив воспитывает личность. И в основе этого лежит тот же принцип, как властвовать над своей психикой с помощью знаков. На самом деле это порабощение. А вот бессознательное – это свобода. Хотя некоторые считают, что бессознательное – это страшно.


– Да, не новая, но малоизвестная идея о том, что бессознательное – наш самый большой друг. Но его мало используют, его боятся.


– Да, просто ресурсы бессознательного надо уметь правильно использовать, творчески. В творчестве хорошо известно, что всегда новые идеи приходят из мира бессознательного, который как раз не управляется знаками. Этот мир сам создает знаки. Всем известно про открытие Менделеева, про фуги Баха, но малоизвестно, как была изобретена швейная машинка. Элиас Хоу два года бился над ее созданием, уже был в отчаянии, поскольку разорился, потратил все деньги, и однажды заснул в мастерской на собственных чертежах, когда ему приснился страшный сон. Ему снилось, что его поймали людоеды, посадили в чан, закрыли крышкой и стали варить. Он, улучшив момент, столкнул крышку, стал вылезать, но тут дикари прибежали и копьями стали заталкивать его обратно. И с диким криком он проснулся, но первое, что он закричал: «Какие копья-то у них странные! У них дырка на острие!»

И тут он придумал иголку для швейной машинки. Ведь никто не мог сообразить простую идею, чтобы ушко должно быть не в конце иголки, а в начале. И это сделало возможным создание швейной машинки. Вот и его бессознательное – заметьте, в образах! – показало эту возможность.

Кстати, наш известный соотечественник Александр Романович Лурия, – он же был очень молодой академик – он почитал Фрейда (за что его изгнали), и писал Фрейду письма, в которых говорил, что надо изучать ассоциации к образам.

Я, к сожалению, когда учился сам, на факультете психологии МГУ, еще не понимал, с какими людьми я рядом живу, и не пошел учиться к Александру Романовичу Лурии. А сейчас понимаю, что это, наверное, был бы самый прямой путь. Но все равно я пришел к тому, что является, я считаю, прорывом в современной психологии и психотерапии, психосоматике.

Я понял, что истеблишмент меня не примет, и понял, каким путем надо идти: надо учить молодых, тех, кто еще «не испорчен» образованием и развивать эту систему знаний. И это дало результат. Как говорил мой учитель: «Не так трудно сделать открытие, как сделать так, чтобы тебя простили за это».

– Отказаться от борьбы и пустить энергию на рост и созидание! Я знаю, что если человек живет по тем же принципам, которые исповедует сам, это дает возможность и его детищу также жить и развиваться. Огромное вам спасибо, Николай Дмитриевич, за эту честность, искренность и чистоту!

Автор: 
Татьяна Петрашева

Татьяна Петрашева - клинический психолог, сертифицированный преподаватель курса "Эмоционально-образной терапии", реабилитолог, остеопат - преподаватель курса «Краниосакральная терапия - Биодинамика», психосоматолог ГНМ

СТАТЬИ на эту же ТЕМУ

Внимание! На данный момент на портале нет актуальных мероприятий, запланированных этим специалистом. Но вы можете найти интересное для вас обучение, перейдя по ссылке ниже

Комментарии

Отправить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • You may use [block:module=delta] tags to display the contents of block delta for module module.

Подробнее о форматировании